Тренинг

Я думаю, не стоит рассказывать о том, как я фотографировалась в самолете, пытаясь завпечатлить каждую мелочь, как восхищалась нашим Аэросвитом по сравнению с American Airlines, в котором даже жрать не давали, как «вконтакте» то и дело появлялись заголовки «In Los Agneles,California~, «In Puerta Vallarta, Mexico», как я выставляла по 100 фотографий в день напоказ и тому подобную херню, извините за откровенность. Я действительно черезчур гордилась тем, что лечу в LA (здесь и дальше для тех, кто не в курсе – Los Angeles).

Сколько пафоса было в этом всём, теперь стыдно даже представить. До сих пор приходиться за это краснеть, когда встречаю на улице знакомых и они начинают распрашивать о моих похождениях, исходя из фотографий. Всё это было и остается банальным и пошлым.

Но не буду начинать с цинизма, хоть иногда он оказывается и полезной штукой. Начну всё-таки с того положительного, что в действительности было на Sapphire Princess – моем первом призвании.

Так странно это, да? Теперь я вспоминаю это с улыбкой. У нас собрался хороший коллективчик для тренинга – двое филипосов, один чилиец, двое перуанцев и еще один аргентинец, да и мы с Дианкой – бесплатное приложение… J. Нами заведовал всеми нами любимый австралиец Тимоти – низкий ему поклон, просто золотой человек. Не знаю, за что он любит свою работу, но знаю точно, что он выполняет ее бесподобно. Он умел поддержать и дать понять, когда его вмешательство излишне. Он никогда не подводил и сумел объяснить, что такое жизнь на борту. Конечно, на многие вещи он смотрел сквозь розовые очки из-за своего австралийского педантизма, но это не мешало ему быть хорошим человеком.

В общем-то хватит о Тимоти, я думаю, вас больше интересует мои первые впечатления J. Тут я вас не разочарую. Всю первую неделю я могла видеть всё самое хорошое, что есть в жизни моряков. Мне не хотелось видеть обратной стороны медали, ведь всё было так легко и хорошо. Я рассуждала о том, как прекрасны вечера в море на открытой палубе, когда спокойно и ничего не шелохнется кругом… Когда лунная дорожка в Тихом океане, а на горизонте – Лос-Анджелес. Когда целуешься, а морской ветерок приятно скользит по коже. Но опять-таки – забегаю вперед.

Всё было так интересно и так необычно. Что-то подобное я писала в первые дни: «Что касается корабля, то что вам сказать — кабины, где мы живем, не большие и не маленькие, но места хватает. Даже телек есть. Смотреть, правда, нечего%. Хавчик на корабле прикольный — радует, что не приходится жрать с железных подносов — кто знает, тот поймет. А вот разница во времени колоссальная — 10 часов, хотя она постоянно меняется. И вообще консервированный морской воздух на меня благотворно влияет %)). И, пожалуй, последняя радостная новость от меня – у меня нет морской болезни!».

Чувствовался жизнененный позитив. Я была полна сил и энергии. Мне хотелось описывать каждую мелочь… Дни проходили интересно и беззаботно, и каждый день я открывала для себя что-то новое.

Буквально сразу мы начали знакомиться с нашими пайзанами – так называют на лайнере выходцев с твоей страны. В нашем случае нашими пайзанами были украинцы, россияне, белорусы, молдаване и даже иногда маседонцы (так называют себя македонцы) и сербы, хотя последних двух у меня язык не поворачивался назвать своими пайзанами, хоть и другие национальности не видели между нами существенной разницы. Очень вскоре мне пригляделся один наш пацанчик, уже и не помню, как его зовут, работал 3-м куком (от 3d cook – повар третьей категории) в Santa Fe на 6-м деке (от deck – палуба), если мне память не отказывает. Он всегда улыбался, спрашивая, может, чем помочь, а я принимала это на свой счет, думая, что действительно могу ему понравиться. Тогда я и не догадывалась, что это нормальное явление на корабле – обольщать девушек –  даже если уже есть своя, еще одна никогда не помешает.

…С Маурисио я познакомилась на третий день круиза. Он был не похож на всех остальных  –  было в нем что-то по-детски добродушное, наверно поэтому он меня и заинтересовал. Сначала в шутку – это было хорошим поводом поддержать разговор с Дианкой, и повеселиться по этому поводу. Сначала прикалывалась, а потом он мне действительно понравился, не знаю даже за что – но я стала испытывать к нему нечто большее, чем просто дружескую симпатию.

В этот же день я попала на вечеринку в Club Fusion – одну из немногих вечеринок в passenger area (зона для пассажиров) на моем веку. Помню, что еще была от нее в восторге, хоть и не повстречала на ней ни Маурисио, ни понравившегося мне пайзану.

Пайзано очень быстро отошел на второй план, как я узнала, что у него есть девушка здесь. А вот Маурисио всё так же занимал мои мысли. Всё это было таким детским лепетом на лужайке – не знаю, во что я верила в тот момент, но явно во что-то хорошее.

Мы повстречались с Маурисио снова – как раз в тот день, когда я узнала, что не останусь на Saphire Princess. Я уже порядком привыкла к мысли, что останусь здесь, на Мексиканской Ривьере, мне уже особо больше никуда не хотелось. Да и зарекомендовала на Sapphire Princess я себя неплохо, и, конечно, новость, что меня ждет Caribbean Princess, меня ощеломила. Сначала я решила, что это какая-то ошибка, и в тот же вечер позвонила Тимоти, чтобы убедиться в этом. Но нет – секретарио, который сообщил мне эту новость, не ошибся, и скоро  мне действительно придется распрощаться с Saphire Princess.

Разбитая этой новостью, я зашла в кру-месс – тогда это место казалось мне каким-то заколдованым – приходить сюда по утрам было как-то даже приятно. За столиком у окна я увидела Маурисио. Перед ним стояла бутылка недопитого вина, в руках он сжимал стакан, задумчиво глядя в пустоту перед собой. Увидев меня возле себя, он сразу обрадовался, но это долго не продолжалось – ровно до того момента, как я сообщила ему, что уезжаю “this cruise”, как принято говорить на лайнере. Он смотрел молча на меня и долго не мог ничего сказать. Я думала, он заплачет. Но вместо того он предложил мне выпить по стакану вина. Так всё и началось…

Все три дня мы старались не думать о том, что наступит воскресенье, и я уеду. Я и сама не могла в это поверить. В то же самое время я понимала, что если бы я осталась на Sapphire Princess, я бы никогда не была вместе с Маурисио – уж слишком мы разные, и он подходил лишь для мимолетного увлечения – именно для такого, каким были эти три дня моей жизни.

В последний день круиза Маурисио подарил мне сердечко с двумя мышками – одной белой, другой серой. Сказал, что белая – это я, ну а серая – типа он. В этом и между нами разница. До сих пор сердечко у меня на кухне висит как воспоминание о нем. Он говорил мне «te quero» и еще остерегал: всё не так, как ты думаешь. Всё гораздо сложней. Тогда я этого не понимала, но твердила ему, что всё знаю сама. Как оказалось, знаю я очень мало об этой жизни…

Тренинг: 2 комментария

  1. Пишите еще!!! очень интересно, что было дальше….

  2. невероятно интересно! и очень хороший слог — легко читается

Обсуждение закрыто.